Волшебство науки
История науки Биографии Открытая наука Исследования Автодром Библиотека

Курсы химии на Высших Бестужевских курсах

20 сентября 1878 г. в Петербурге открылись Высшие женские курсы (Бестужевские), просуществовавшие более тридцати лет и подготовившие за это время большое число высокообразованных женщин, из среды которых вышли и ученые-химики. Начав с малого, эти курсы фактически превратились в крупный для своего времени женский университет. За первые 25 лет существования курсов их окончили 2234 женщины, хотя отсев был очень большой (почти две трети поступивших по тем или иным причинам оставляли учебу). На содержание курсов за четверть века было израсходовано около трех миллионов рублей, преимущественно из частных пожертвований; на министерство просвещения из этой суммы приходится всего 75 тысяч. Особенно крупные суммы в пользу курсов в первые годы их существования пожертвовали химики О. Н. Рукавишникова, В. Ф. Лугинин, Д. И. Менделеев и А. М. Бутлеров. Министры царского правительства граф Толстой и граф Делянов чинили много препятствий развитию курсов. По их распоряжению то запрещались пожертвования, то прекращался прием новых слушательниц и т. п.

Все видные женщины-учёные дореволюционной России в своей творческой работе в той или иной степени были связаны с Высшими женскими курсами в Петербурге. Химическая подготовка русских женщин приобрела регулярный характер только после создания Бестужевских курсов, представлявших собой учебные заведения повышенного типа.

Чтение лекций по неорганической химии на Бестужевских курсах взял на себя Менделеев, а по органической химии — Бутлеров. В период заграничной командировки Менделеева его замещал Потылицын. Затем в течение нескольких лет (1880 — 1886) неорганическую химию читал академик Бутлеров, по три лекции в неделю, вплоть до своей кончины. Органическую химию он поручил своему главному помощнику по университету М. Д. Львову. К работе па курсах Бутлеров старался привлечь и Ю. В. Лермонтову.

Кроме общих лекций по двум ведущим разделам химии — неорганической и органической — старшекурсницам читались специальные ее разделы. Например, Менделеев в 1880 — 1881 учебном году прочитал курс «Химия в приложении к сельскому хозяйству», а Львов с 1884 г. читал для студенток специальный курс органической химии (одна лекция в неделю). В 1886 — 1887 учебном году Менделеев ознакомил слушательниц с теоретической химией. Два учебных года (1887 — 1889) курс термохимии читал академик Бекетов, в дальнейшем он вел курс неорганической химии, а затем и физической. В 1892 г. для чтения лекций по органической химии был приглашен ученик Бутлерова, профессор Г. Г. Густавсон, а Львов взял на себя курс неорганической химии.

ОБложка курса лекций по химии Бестужевских курсов

С 1891 г. слушательницы Бестужевских курсов имели возможность специализироваться в двух направлениях — по математике и по физико-химии. Помимо посещения теоретических курсов физико-химики подолгу работали в химических и физических лабораториях. Физическая химия преподавалась на солидной математической и термодинамической основе. С 1897 г., чередуясь с Бекетовым, этот курс вел профессор Технологического института А. A. Яковкин. Здесь уместно подчеркнуть, что Бекетов и Яковкин — авторы оригинальных, первых в России учебников по физической химии. С 1898г. Яковкин принял на себя и чтение неорганической химии.

С 1898 г. началось чтение теоретического курса аналитической химии (до этого данная дисциплина изучалась на женских курсах только практически), по две лекции в неделю. В связи с этим на работу был приглашен И. В. Богомолец, а в 1900 г. на курсах появляется Л. Е. Фаворский, привлеченный руководством на место выбывшего Густавсона. О глубоком изучении химии на женских курсах свидетельствует, например, расписание занятий в 1903 — 1904 учебном году. На неделю приходится 12 лекций по химии, которые читались Яковкиным (четыре лекции по неорганической и две по физической химии), Богомольцем (две лекции по аналитической химии) и Фаворским (четыре лекции по органической химии).

Из названных нами химиков больше всего сделали для высшего женского образования Бутлеров и Львов. Последний отдал Бестужевским курсам 18 лет бескорыстного и самоотверженного труда. Многие русские женщины стали химиками, сотрудничая с Бутлеровым и Львовым и делая свои первые научные шаги под их руководством. Химическая лаборатория женских курсов создавалась и была хорошо оборудована преимущественно заботами Бутлерова и Львова. Об этом свидетельствуют Густавсон, Бекетов, Богомолец, многие воспитанницы Бестужевских курсов.

Первая химическая лаборатория женских курсов была устроена в 1850 г. по указаниям Бутлерова и частично на его личные средства в помещении барской кухни арендованного дома Боткиной,на Сергиевской улице. В лаборатории было оборудовано 17 мест, затем к ним прибавилось еще 8. Лаборатория занимала около 54 кв.м, потолки низкие, вентиляция отсутствовала. Но слушательницы пренебрегали неудобствами и трудились с увлечением. Лаборатория всегда была полна ими. Занятиями курсисток руководили И. В. Богомолец и А. А. Кракау. В лабораторию допускались только слушательницы, получившие высшие оценки на экзаменах по неорганической и органической химии. Работы относились к качественному, количественному анализу и органическому синтезу.

Химическая лаборатория Бестужевских курсов

Через пять лет, осенью 1885 г., во вновь выстроенном здании курсов на Васильевском острове химическая лаборатория заняла большее помещение и имела хорошее оборудование. Она создавалась архитектором А Ф. Красовским тоже по указаниям Бутлерова. На внутреннюю отделку и оборудование было израсходовано 6000 рублей из пожертвованных сумм. Хорошие лабораторные столы, отдельные сероводородная и весовая, водопровод, газопровод, вентиляция, канализация, коллекции приборов и химикатов — все это производило благоприятное впечатление. Размещалась лаборатория на двух этажах, соединенных винтовой лестницей. На 42 рабочих места приходилось более 120 кв.м, высота потолков — почти 5 м. Кроме того, курсы располагали большой химической аудиторией на 300 мест с примыкающей комнатой для подготовки демонстрационных опытов.

Произошли изменения и в составе преподавателей. По мере роста контингента курсов и расширения лаборатории руководить занятиями стали и бывшие воспитанницы этих курсов. Например, ушедшего Кракау заменила способный химик О. А. Давыдова, ученица Бутлерова. Приглашение бывших слушательниц курсов особенно широко практиковал Густавсон; при нем обязанности ассистентов несли последовательно Н. В. Богославская, А. А. Якубова, О. М. Поппер, А. Д. Львова, А. Ф. Цейдлер. Когда с осени 1901 г. Густавсона заменил Фаворский, для руководства лабораторными занятиями по органической химии oн пригласил своего первого видного ученика, впоследствии профессора К. И. Дебу.

Дифференциация химических направлений проявлялась и на женских курсах. Ряд слушательниц специализировался по технической химии; делались анализы агрохимического и почвоведческого характера, исследовались пищевые вещества, животные корма и т. д.

Летом 1901 г. по указаниям Яковкина была создана небольшая, но хорошо оборудованная физико-химическая лаборатория, для которой выписали некоторые важные приборы из-за границы. Отдельная лаборатория органической химии, вначале на 12, а вскоре на 16 рабочих мест, была организована к осени 1902 г. (по планам Фаворского и Дебу). Расширение химических лабораторий происходило за счет помещений на I этаже, ранее занятых столовой. Число мест в аналитической лаборатории увеличилось до 52 (вместо прежних 32). К этому времени химические лаборатории курсов удвоили свою общую площадь и существенно улучшили оборудование. В последнем немалую роль сыграли ценные приборы, пожертвованные В. Ф. Лугининым, замечательным ученым-термохимиком. Богатая помещица, покровительствовавшая науке, М. А. Тургенева внесла для этой цели в фонд курсов 1000 рублей.

Согласно расписанию, лаборатории использовались с 9 часов утра до 6 часов вечера, но слушательницам IV курса разрешалось работать значительно дольше. Первоначально лаборатории выполняли почти исключительно педагогические функции, но постепенно они стали превращаться в очаги исследовательской мысли.

В каждом учебном и научном учреждении важнейшей «лабораторией», несомненно, является библиотека, ее книжные богатства. Начало химическому отделу библиотеки Высших женских курсов положила жена великого русского химика Бутлерова Надежда Михайловна, которая вскоре после кончины мужа, в 1886 г., пожертвовала курсам 624 тома ценных русских и иностранных книг и годовых комплектов химических журналов. Два года спустя к этому прибавилась химическая библиотека О. Н. Рукавишниковой, тоже пожертвованная курсам. Обогатилась библиотека и за счет обширной химической литературы, принадлежавшей В. К. Богдановской и М. Д. Львову; эту литературу внесли в фонд курсов родственники покойных химиков. Комитет Общества по обеспечению средствами Высших женских курсов ассигновал 1000 рублей, на которые, по указаниям Густавсона, приобрели за границей справочные химические издания и журналы. Каждый год библиотека пополнялась новыми сочинениями по химии и основными химическими журналами; главным источником средств для этого были частные пожертвования.

Литература: Ю.С.Мусабеков. Юлия Всеволодовна Лермонтова. М.:«Наука», 1967



Далее: Первые женщины-химики

Главная   |  История науки  |  Курсы химии на Высших Бестужевских курсах







Единство мира как методологическая проблема
Современный этап развития научного знания характеризуется все в большей степени тенденцией к единству науки...
Единство мира как проблема современной науки
Среди вечных философских проблем, кардинальных вопросов мировоззрения идея единства мира занимает особое место...
Ноосфера - единство общества и природы
Абсолютизация разнообразных видов и форм природных взаимосвязей нередко приводит к спекулятивным утверждениям...
© Волшебство науки, 2010-2017
Научные открытия, история науки, научные достижения, наука вокруг нас.
Биографии великих учёных. Техника и технология через призму научных теорий.